Приключения в Егорьевске!

И снова здравствуйте) Перед вами очередной рассказ о похождениях группы «Almanac», на этот раз – в Егорьевске, что в Московской области.

Собрались и выехали мы только в 14 с чем-то, и то – в гараж, за остальным инструментом. А на трассу вышли еще через полчаса. Про дорогу рассказывать особо нечего, разве что свернули мы на Егорьевск немного раньше положенного, потому что на карте одна развязка, а на месте – две одинаковых. До второй недоехали. А по приезду в город пришлось поискать еще этот клуб, потому как нас сбил с толку «кирпич» (знак такой, въезд запрещает), преграждающий проезд. Он направлен так, что непонятно – вперед нельзя или нельзя направо? Покрутились мы там разок, мимо шел парень, спросили его как проехать. Он все рассказал сразу, напоследок показал «козу». Оказалось, он сам туда шел. Все бы прохожие такими были – веселее было бы жить…

Клуб расположен на берегу речки местного масштаба, рядом с ним стоит какой-то комбинат, в общем – почти промзона. Когда подъехали ко «входу» - не нашли ручку на двери. О том, что здесь должен быть вход, свидетельствовало два макета байков, сваренных из металлоконструкций типа труб, с вставленными на свои места мотоциклетными колесами и фарой. Пришлось обежать кругом клуб и найти истинный вход, он оказался разрисованным граффити, наверно специально чтоб не попутали).

Потом была стандартная процедура выгрузки, совмещенная с беглым осмотром будущего «театра военных действий». Вход находится на высоте одного пролета лестницы. Внутри, слева от входной двери метрах в пяти, каморка звукача, камера метр на полтора с решетчатой дверью. Сам зал – внизу. Спускаться туда нужно по крутой лестнице, глядя под ноги, потому как ступени металлические, да еще и треугольные, с большими промежутками, куда ногами лучше не попадать.

Зал внушал. Не размером, но содержанием. Оформление его описывать не буду – для этого есть фотографии. А вот сцену и гримерку опишу. Сцена как бы плавно согнута в середине под прямым углом. Вход в гримерку – в середине, то есть почти в этом изгибе. Тупость – ходить туда посреди песни, конечно, можно, но это ни разу не уважение к артистам. Причем это самое неуважение кое-кто потом имел неосторожность проявить…

Теперь о самой сцене. Мало того, что она гнутая, так еще и барабаны сверху стоят, на площадке. Высота ее не позволяет особых вольностей вокалисту и клавишнику – за голову страшно. Металлические перекрытия - это не шутки) Барабаны подзвучены двумя микрофонами – бочка и рабочий. Акустика в зале хреновая, потолок голый бетонный, так что тарелки и все остальное слышно и так. Кстати, на фотках из клуба ни разу не видел чтобы ударка стояла сверху. Басовый усилок с кабинетом слышно везде, потому что это бас. А вот гитары… Это отдельный разговор.

Обе гитары берутся с выходов усилителей проводами и выводятся через стоящие в притирку с ними «порталы». На каждую гитару – полустек, слева – Маршалл, справа – Рэндалл. Рядом с ними лежат небольшие мониторы. Порталы направлены перпендикулярно, поэтому слышно везде по-разному. Мониторы для вокала и клавиш лежат под барабанной площадкой в количестве трех штук – один больше немного, чем два других. То есть, слышат эти люди себя сзади. А барабанщика ощущают головой и вдыхают пыль со стропил, сбиваемую оттуда его могучими ударами). При этом сам драммер вынужден довольствоваться отражениями из зала, хотя сзади него лежат 2 монитора.

Пока местный персонал расставлял мониторы, мы затусили в бар. На полках стояли разные пивные банки и коробки от ликеро-водочных изделий. Как оказалось, все это – полная бутафория, а в продаже наличествует только пиво местного разлива) На столах мощно выделялись пепельницы, которыми служили большие мотоциклетные поршни.

«Туалэт типа сортир» работал в одну кабинку, причем женскую. На двери висела табличка с надписью «для персонала» и просьбой снять халат. Удивительно, но ни на одном работнике заведения халата не было. Умывальника, воды и водопровода, как оказалось, в клубе нет. Для нас осталось загадкой как смывается туалет… В центре бара нависала большущая люстра с деревянным каркасом, если упадет вдруг – жертвы будут, причем на месте.

Однако, не будем нагнетать обстановку). Время отстройки подкралось незаметно. По жребию, мы оказались вторыми, между двумя воскресенскими группами. По неписаным принципам клуба, отстраивается полноценно всего одна (одна!) группа, остальные – при выходе на сцену. А первая группа не особо блистала опытом игры, концертов и, соответственно, отстройки. Звук у них получился довольно сырой. Но все же звук этот себе надо пытаться сделать достойный, и по аппарату распределяться грамотно) То бишь, если ты играешь простые ритмовые партии – можно для пользы дела и в трещачий Рэндалл врубиться., а соло-гитару – в нормальный рокочущий Маршалл. Как бы там ни было, все это меркнет по сра…по сра…по сравнению со звуком голоса, искаженного до нечитаемости непонятно чем. На мой слух – от голоса остались одни верха, летящие откуда-то с потолка вместе с бетонной пылью.

Саундчек был использован неэффективно. Если постараться – можно было еще и нас успеть состроить, времени хватило бы. А так – проволынили все полтора часа. В процессе я узнал от звукача, что неделю назад некая группёшка под названием «Элизиум» убила чуть менее чем весь аппарат, и он поэтому фонит и вообще ведет себя неадекватно: радиомикрофон второй не работает, а другой (проводной) подключить нечем. Полный беспорядок, народ, так нельзя! Про Рэндалл трещачий я уже не заикался. После такой вводной, у группы пропал интерес к акустике зала и грамотной отстройке, решили на все положить и просто профессионально сыграть. Нам, тем более, не впервой. Добивало только то, что обеим вокалисткам придется в один и тот же микрофон работать, но делать нечего – программа утверждена. По поводу света на сцене – его не хватает. Если общий свет выключить – будет кислотный полумрак, разрываемый иногда спонтанно-беспорядочным стробоскопом. При общем свете играть, ясное дело, никто не собирался, в отличие от того же Элизиума, так что «зажигали» в темноте).

Концерт начался немного позже 8 вечера. Первая группа – воскресенский «Авангард» - долго собирались выйти, но вышли-таки). Описывать их выступление не будем, тем более что сами мы при этом находились в гримерке. Да и музыка у них другая, более простая, не сравнишь. Лучше опишу события на сцене, в которых участвовали уже непосредственно мы.

«Авангард» прошел, дальше шла кавалерия в лице Альманаха). В лицах, точнее. Выходим мы уже на еле освещенную сцену, наблюдая практически темный и еле шевелящийся зал. Серега Балдаков лезет наверх к ударке, проклиная, наверно, создателя той узкой лестницы. Николаев Леха, басист наш, молниеносно включился единственным шнуром в «Трэйс Эллиот» и бацает привычные басовые феньки. Андрюха снял «стойкозащитные» пакеты с клавишной стойки (я вроде говорил уже, что наша стойка агрессивной оказалась, нашим же клавишам корпус проедает), и пытался дотянуться блоком питания до розеток, которые где-то возле «барабанной лестницы» лежат. А мы с Лехой Григорьевым старались за максимально короткое время накрутить нечто достойное на полустеках. Ему проще – он в Маршалл включился, а там звук более-менее. А вот я поначалу долго и безуспешно вращал ручки в разных направлениях, не понимая, почему это, собственно, ни на что не влияет. Тут подбежал звукач. Сообщил, что звук мой, попросту говоря, говно с песком и, оживленно указуя на мой процессор, предложил отказаться от его использования прямо здесь. Спросить о роли проца в моем тракте, наверно, гордость профессиональная ему не позволила. Проц свой я, понятное дело, оставил на месте, да еще и спросил, а что именно не так с моим звуком. Правда, удовлетворительного ответа на вопрос так и не дождался…

Минут 5 еще я возился со всеми эквалайзерами, пока не получил что-то отдаленно напоминающее звук моей примочки. Дальше возиться имело смысл только после исполнения пары песен. Это только потом, посмотрев запись из зала, стало понятно, что звук-то был довольно хорош, даже более чем, и слышно всех было, и меня тоже. А тогда, на сцене, уже перед началом игры посетило ощущение провала по технике.

Мониторы у гитаристов не работали. Слышно себя еле-еле, а нагибаться к кабинету особо не тянуло. Лично я слышал хорошо бас и половину ударки, остальных слабо. Между песнями пару раз подкрутил ручки, особенно после «Воина», который наполовину акустический, а от чистого звука моей гитары остались только щелчки по струнам. На мои просьбы врубить мониторы никакой реакции не последовало, что уже ненормально. Перед «Каждым», пока меняли гитары, я сбегал к звукачу отдать диск со вступлением. Через несколько секунд диск вернули мне в руки со словами «не читается». Блин, все, дека подохла по ходу. Потому что диск новый и читается везде без вопросов, лично проверял. В «Воине» и «Смерти», где вступает второй голос – голосов вообще не было слышно, каша. Во время «Старого Колокола» люди в зале начинают танцевать каждый как умеет и с кем попало. Эффект ожидаемый и наблюдавшийся неоднократно на этой песне. Но вот дальше следует завершающий наш сет «Могильный Рок», на котором несколько человек танцуют… вальсы! Кружатся по залу в парах) Довольно нестандарная реакция на драйвовую песню с совсем не вальсовым размером.

После представления участников группы и «терки гитарами» перед сценой, «Альманах» в полном составе переместился в гримерку. Все мокрые, такую длинную программу, кстати, ни разу еще не играли, около 50 минут. Сразу – к бутылкам (воды, разумеется). Гримерка наполнилась словесными плевками участников, потом к ним добавился обплевавшийся Серега, когда слез-таки сверху. Подзвучка сцены была коллективно предана анафеме и неоднократно). Тут прибежали Николаевские друзья и рассказали, кроме прочего, что звукач вместо работы за пультом колбасился в зале) Я теперь понял, почему там у всех звук какой-то не такой был…

Посидели еще немного, смотались, собрались и двинули на выход. Николаев Леха с друзьями еще во время наших сборов куда-то ушли гулять, и теперь стояла задача вернуть их всех назад, желательно в целости) Искали мы их около получаса, проблема со связью немного затрудняла поиск. Эти Трое появились на горизонте через те самые полчаса. Вышли на дорогу, с которой мы свернули к мосту когда ехали в клуб. Сейчас на том перекрестке стояли «гайцы» и ребята подошли по какому-то вопросу прямо к ним, да еще с ящиком пива. Ну ничего, разошлись без боя, мы их «погрузили» и двинулись, наконец, домой. Немного заплутав при выезде из города, попали на дорогу до трассы и только здесь уже более-менее успокоились и позволили себе немного выпить.

Автор: Сергей Суханов