"Альманах майских праздников 2009" или "Как мы снимали клип".

Как снег на голову…

Все-таки, полезно иногда играть концерты.)) Никогда не знаешь, чем обернется очередной. Вот и в тот раз, 15 апреля 2009 года, после нашего сета в Планетарии, подкатили к нам двое неизвестных, Саша и Кирилл. Суть их речей была такой: «Парни, круто! Давайте на вашу песню клип склепаем!». Ребята молодые, скорее всего студенты, времени полно, отчего ж клип с ними не сделать?

Правда, подходы и идеи у каждого из них были сугубо свои.)) В ходе обсуждения подробностей выяснилось, что парни увлекаются режиссурой и владеют техникой на уровне, достаточном для более-менее профессиональных съемок. В разговоре ребята пересыпали разными сценами, планами, эффектами и прочей околоклиповой приблудой, перебивая друг друга на самых интересных местах.

В принципе, нам не каждый день сваливаются с неба толпы режиссеров, поэтому мы решили взяться попробовать. Конечно, не без головы. После концерта, на улице, пошло дальнейшее углубление в детали. Не помню уже, кто из них первым начал говорить, по моему это был Саша. Он предлагал «давайте я две машины подгоню, фары врубим – вот вам и свет!». Свет, разумеется, нужен и даже очень, тем более что предполагались ночные съемки. Но не таким способом! Да и потом – свет это не главное. Сначала – сюжет и сценарий. А еще лучше – сначала песню бы выбрать, на которую клип снимать будем) Потому как выяснилось, что оба режиссера говорили о разных)).

Тут правда сразу возникла проблема из разряда неустранимых – Кирюха 26 мая должен был уйти качать доблесть в русские войска. Так что время, как всегда, стало мало и начало жать)).
Над выбором альтернативы «Вечному страннику» думали недолго, более подходящей песни не нашли. Не потому, что их нет, просто на остальные нужно мозговать дольше и съемки сложнее были бы. Написание сюжета взяли на себя Сергей Суханов, Катя Шашкова и Леха Григорьев. Когда набросок сценария был готов, выяснилось, что для съемок нужны будут:

-Балахон или ряса главному герою;
-Посох. Ему же.
-Факелы. Много.
-Лес, поле, река.
-Костер.
-Свет для сумеречных съемок на поляне.

Лес, поле и река были у нас под боком, так что здесь нужно было только грамотно выбрать конкретное место. Пока искали места, удачно наткнулись на высокое и толстое дерево, возле него решили снять сцену с костром. Потом, в другой день, проверили факел, пропитанный керосином. Горит минут 5 устойчиво. Придется, думаем, штук 20 их делать, чтобы несколько дублей успеть снять. Пока проверяли, Кирилл, оживленно жестикулируя, обсказывал наброски отдельных сцен клипа. Посох срубили на обратной дороге, некое подобие трезубца.

По задумке режиссера, главная роль, роль странника, закреплялась за Павлом. Его нужно было облачить во что-то типа рясы или балахона. На роль «осовремененного странника» нужен был парень неформального вида, желательно в косухе. Тут все дружно глянули на Андрюху Ерохина, он один в косухе ходит. Решили проверить соответствие роли. На просьбу Кирилла «пройтись как-нибудь свободно» Андрей немного помялся и почему-то пошел как ушибленный терминатор – «правая нога – правая рука». Посмеялись от души)). Потом его косуху примерил Леха Григорьев и вот тут Кирилл воскликнул: «Вот! Вот оно! Все, ты будешь неформала играть». Надо думать, косуха подошла)).

Начало мая совпало с началом приготовлений к съемкам. Оставалось решить два главных вопроса – одеяние Павлу и свет для съемок группы на поляне. И если первый решался покупкой ткани и пошивом в домашних условиях, то со вторым пришлось в итоге изрядно запариться. Электричества в поле нет, нужен генератор. Мощность осветительных приборов составила киловатт с лишним, не каждый генератор потянет. Покупать его за бешеные бабки на один раз, естественно, дураков не нашлось, начали искать в прокате.
Мы не Москва, и дизеля на каждому шагу в оплачиваемый плен, то бишь аренду, не сдаются. Нашелся лишь один мужик, да и тот - в 20 км от города. С ним договорились на аренду на 2 дня – 10 и 11 мая, воскресенье и понедельник.

Дня за 3 до начала съемок «трое из Альманаха», а именно – Григорьев, Суханов и Шашкова, сели за написание страшного документа со зловещим названием «Расписание съемочных дней» (правда, название потом убрали). В нем указывались день, время начала и продолжительность работы, с запасом, конечно, участники, реквизит и т.д. Ценность сего свитка определять бессмысленно. Начав плясать от печки, то есть от дизеля, на воскресенье поставили съемки вызова грозы в поле и «группу на поляне». На субботу – лес и реку, на вечер пятницы – костер. Неплохой план на праздники)). Эх, знали бы мы тогда… Но об этом позже.

Грубой ткани в продаже не оказалось. Взяли какую-то тонкую, серо-синюю. Хоть что-то. Работу по пошиву возложили на Катю, как на единственную более-менее профессиональную швею. Первую версию одежки забраковали, косяк с рукавами был. Подняв руки, носитель балахона превращался в великое непонятночто. А времени на вторую версию оставалось все меньше, потому как уже в пятницу 8 мая должны были приступить к съемкам сцены с костром.

Начало съемок.

Вечером пятницы 8 мая съемочная бригада собралась возле того высокого дерева, где планировалось разжечь костер, посадить перед ним Пашу в балахоне и все это снять с разных ракурсов. Собрались все, кроме Кати и Паши. Катюха в авральных темпах доделывала балахон (правда не успела и пришлось остановиться на промежуточной версии, все равно не дававшей свободы рукавам), а Пашка просто не знал куда идти)). В итоге полная явка была обеспечена только к полдвенадцатого ночи, когда уже совсем стемнело. Разобрав помойку, оставшуюся от шашлычников, начали собирать костер. Товарищи, здесь рулят пила и топор!

Описывать словами картинку в камере – дело неблагородное (да, я не ошибся!), а для истинных ценителей искусства и вовсе преступное. Так что остановлюсь на событиях вокруг. Кирюха, не жалея себя и своих штанов, бегал с камерой чуть ли не по костру, ложился с ним рядом, один раз это закончилось прожженной рубахой. Искусство требует жертв.  

Скоро дрова кончились, разжигать большой костер времени не было, вспомнили про керосин. По команде режиссера керосин подливался в огонь, обеспечивая светом кадр на несколько секунд. Для одной из сцен Кирилл залез на дерево, спуститься с которого было несколько сложнее)). Тут уже и керосина запас начал таять на глазах. Когда он кончился, начали искать в темноте бумагу. Ничего не нашли, тогда Кирюха пожертвовал костру ради благого дела собственный экземпляр сценария. Соблюдая строжайшую экономию, самую важную сцену дня досняли-таки. Больше по плану ничего не было, так что разошлись отдыхать.

9 мая. Великий праздник Победы и второй день съемок.

Началось все с пересмотра плана работы. Паша днем оказался занят, поэтому съемки леса, поля и реки накрылись. Пришлось переносить на воскресенье.

Потом оказалось что посох забыли вчера в гараже, пришлось в темпе забирать. Посох – предмет простой, но габаритный, и в маршрутке с ним не сядешь. Поэтому я, Сергей Суханов, находясь в здравом уме и твердой памяти, тащил его из гаража пешком, пугая народ))

Доделав балахон, в конце дня выехали в город снимать городские сцены. Первая разворачивалась на Первомайке возле перекрестка с Дзержинкой. Одетый в балахон и босой Паша с посохом сразу привлек внимание нескольких парней, они напросились в массовку)). Также в массовке принял участие наш, точнее Катюхин, знакомый Костя Захаров. Остальной честной народ с искренним удивлением следил за происходящим. Когда пошли переходить улицу для дальнейших съемок, на перекрестке прошли мимо милицейской «десятки», из ее «матюкальника» что-то донеслось непонятное, то ли нам, то ли не нам. Испугались, по ходу)) Сектанты в городе, блин! Паша-то ведь прямо в балахоне по переходу шел, и с посохом! Картина та еще…

Далее все в том же духе, проходки, планы, встань-сюда, иди-туда, стой-там и т.д. Проходящая мимо молодежь активно фоткалась с Пашей, чему он не мог не радоваться. Сцену со «слиянием» странников в посохе сняли с одного дубля, но на всякий случай решили подстраховать вторым. После обмывки босых Пашиных ног двинулись дальше – снимать начальные сцены и «серый сброд». Причем, по сценарию в качестве серого сброда решили показать бомжей.

Место «извращений» выбрали недалеко от вокзала «Рязань 1», в проходе к рельсам, от самого вокзала метрах в 100. Место достаточно пустое, помойка недалеко, мусор валяется – как раз для бомжей. Роли исполняли Катя и сам Кирилл).

Немного запарившись с проходом Лехи мимо «народа», (правда, потом эту сцену все равно в другой день пересняли), начали делать из Кати и Кирилла бомжей. Напялили старье всякое, тряпье, извозили их в пыли и посадили к стенке. От настоящих бомжей они отличались нормальной кожей, отсутствием морщин и желтых прокуренных зубов. Получилось настолько натурально, что кто-то туда патруль вызвал. Гайцы когда приехали, долго пытались понять что происходит. Пришлось им подсказать, мол мы тут клип снимаем, это не реальные бомжи)) Правда, документы у Кости они все-таки проверили (он ближе всех стоял). Поняв, что народ здесь адекватный и законный, ребята отъехали…Уже начало темнеть, и мы, все досняв, свернулись. Нет, не калачиком)). Пошли на колонку отмываться от «бомжового грима». Впереди был самый тяжелый, третий съемочный день. Воскресенье.

10 мая. Воскресенье. 10 утра.

Опергруппа в составе Сереги Overseer’а, Кати и ее брата Димы за рулем пассажирской «Газели» выехала за дизелем.

Приехали к хозяину дизеля, выкатывает он эту шайтан-машину, читаю надпись и офигеваю – вес 100 кг. Это многое меняет…Ладно, приступим к проверке, я и говорю – «показывай, мол, как заводить». А то хрен знает, если часто в аренду берут, все может быть… Дизель не старый, достаточно мощный, заводится с аккумулятора. Аккумулятор хозяин дал какой-то, главная же подстава была в том что один из проводов, которыми он должен подключаться, оказался без клеммы. Искать и ставить ее времени не было, а это значит, что заводить дизель нужно будет вдвоем, кто-то ведь должен «контакт» обеспечивать. Прямо как самолеты в начале прошлого века…

Загрузили генератор в салон «Газели». Бак был доверху залит солярой, и при перевозке из-под уровнемера сверху топливного бака постоянно немного подтекало. Хорошо хоть не бензин, запах не такой сильный. По пути заехали на заправку, залили в канистру 15 литров солярки, для дизеля и факелов, и за дровами для костров. Накидали в салон досок, дверей, палок разных – порубим потом. Дмитрий довез нас до гаража и помог выгрузить дизель. За все ему огромнейшее спасибо, ибо других вариантов транспортировки не было. И да вылечится его многострадальная спина!

Солнце палило беспощадно. Мы с Катей раза с пятого запустили чертов агрегат, просто чтоб запомнить как он, скотина, заводится)). Заводится он жутко неудобно, одной рукой переключаешь стартер, а другой – жмешь топливный кран, чтобы не откидывался при старте, и закрываешь заслонку компрессора. Растяжку на правой руке нужно иметь как у клавишника))

Обеда как такового не было. Наскоро перекусив в гараже, двинулись снимать, наконец, лес, поле и реку. И если лес сняли довольно быстро, то для поля и реки пришлось пройтись. На другой берег этой самой реки. Другого пути нет. И мало того, что пройтись, так еще и подняться на железнодорожную насыпь по крутой тропе, там пройти метров 20 по щебенке (Щебенка! Щебеенкаааа!) и спуститься опять же по крутой тропе. Почему так живописую – потому что если пешком это легко, то перспектива переть туда вечером 100-килограммовый дизель (на 3-х колесах вместо 4-х, одно отвалилось еще до нас), а тем более кое-где по щебенке, никого не радовала. Тем более, что времени оставалось все меньше и меньше.

Пока сняли сцены у реки и в поле, уже было часов 6 вечера. Один раз Кирилл собирался даже в воду лезть и оттуда, снизу, снимать. На наши советы поберечь здоровье и камеру он ответил «Я ради этой сцены себя убью!))». Под конец съемок стало окончательно ясно, что «дизель мы сюда нафиг не попрем – себе дороже». Опасно его по щебенке возле путей таскать. Спустить его вниз с холмов, чтоб попасть на поляну для съемок группы – уже подвиг большой.

Именно это нам в скором времени предстояло. Пашу отправили домой отдыхать и ужинать, а сами пошли готовить реквизит и собираться. Работы было много. Нарубить палок для факелов, покрасить их в черный цвет, намотать тряпки. Потом разобрать барабаны для переноски. Потом все это тащить на поляну в несколько заходов. Оставалась еще проблема заготовки дров. Работали все, кроме вокалистов Петра и Павла, им нужен был отдых, иначе в кадре сдохнут сразу.

Дизель потащили вчетвером. Докатив до спуска с холма, привязали к нему ремень, сделали троих парней «тормозами» и скатили «на себе» вниз. Там уже проще. Пока я организовывал разводку электричества, Диман Безруков и Серега Масин помогали таскать палки для костров, остальные носили из гаража барабаны и разную нужную фигню. Транспортировка палок на поляну осуществлялась тупо их киданием с холма вниз.

Начало темнеть, а у нас еще ничего не готово! Тут еще пришли Паша с Петей и тоже стали кидаться палками, думая что помогают. Помощь сомнительная, а пару раз чуть Димана не убили, палки втыкались в метре от него. Пришлось наорать.

Прожекторы повесили на палках, подключили, завели дизель и был свет! Толпа отдыхающих поблизости людей, следящих с холма за событиями внизу, заметно оживилась. Ну, кто бы сомневался… На расстановке света и подготовке все изрядно поорали, по делу и не очень)).

Поскольку все делалось второпях, забыли продумать такую важную вещь как озвучка площадки. Надо ведь под что-то синхронизироваться. Точнее, ее было слышно хуже, чем ожидалось. Решили поставить магнитофон за барабанщика и уже под него строиться. А проводов-то и не хватило!

Стемнело совсем и без прожекторов работать уже было затруднительно. Как всегда, начали проявляться законы подлости, они же - законы Мерфи. Пару раз искранула розетка с тройником для фонарей (задели наверно). От этого сдох один прожектор. Ну, думаем, ладно, одним обойдемся, Кирилл подтвердил. Поставив Андрея охранять искранувшую розетку, чтобы никто и близко не подходил, я пошел за переноской в гараж. Не пожалел под это дело выложить основной сетевой кабель, капитально заложенный в гараже, длиннее не было. И уже закрывая гараж, узнал о безвременной гибели второго прожектора. Стало совсем плохо, а на площадке еще и темно.

Спустившись по крутому склону холма в кромешную тьму, разрываемую тарахтением дизеля, узнал причину смерти – уронили! Тупо уронили. Ну, говорю, молодцы. Пришлось нам с Лехой бежать домой за настольными лампами, я две взял, а он…ни одной. Не смог домой попасть, потому что ключи остались в рюкзаке, рюкзак – на поляне. И дома – никого. Положение спас Петр, принесший два фонаря меньшей мощности, но вместе с моими лампами из ситуации кое-как выкрутились.

Тем временем уже стукнуло 2 часа ночи. К съемкам еще не приступали. Расставляли свет. Закончив сбор дров и палок, Диман Безруков и Серега Масин, изрядно устав, свалили домой, сославшись на ранний подъем и дела в универе. Шутливо объявив Димана «врагом народа и советской власти», подошли непосредственно к съемкам «группы, играющей на фоне двух больших костров с освещением спереди». Как в одном КВНе – «минимум музыки, максимум пафоса».

Погода не жаловала теплом, дубак мешал думать и сковывал движения. Все уже стояло на своих местах – факелы, костры, прожектора. Пришло время снять уже, наконец, то, ради чего весь день надрывались! Катя намазала всех, в разной степени, гримом, дабы убрать красные от холода носы, мы переоделись в сценическую одежку, одели гитары и пошли «в огонь». Весьма ответственным делом было вовремя разжечь оба больших костра за спиной барабанщика. Каждый костер состоял из двух – маленький изнутри должен был разжечь стоящие над ним палки. Для ускорения распространения пламени, палки полили солярой, а для быстрого разжигания решили кидать в огонь тряпки, пропитанные этой же солярой.

Итак, все готовы, диск в приводе, камера хватает кадр, свет есть, посторонних в кадре нет, и Катя, с кастрюлей соляры и тряпками наготове, ждет команды на разжигание костров, что нужно сделать очень быстро: пока разгорается один – запалить второй, да так, чтобы оба примерно одинаково горели. Первая попытка успехом не увенчалась – палки левого основного костра слишком высоко, огонь снизу до них не достает. Полили топливом. Нижний костер горит офигенно, а до палок все равно не хватает. Решили переложить сам костер, чтобы палки ниже оказались. Переусердствовали, и конструкция рухнула, зато загорелась! Кое-как успели поднять, чтоб стоял. Правый костер все это время успешно горел. Пришлось подкидывать дров.

-Все готовы?!
-Да!
-Да!
-Готовы!
-Серег, врубай!
-Врубил!
-Начали!
-«И НА! ША! ЗЕМ ЛЯ! Пыл…»
-Так, стоп!
-Что такое?
-Не попали в ритм, еще раз! Готовы?!
-Да!
-Врубай!
-Есть!
-Начали!
-«И НА! ША! ЗЕМ ЛЯ!»
-Стоп!
-Что опять?!
-Несинхронно!..

И так в течение минут десяти. То братья вступать забывали, то на дисковом плеере не тот трек включался, то припевы первый с последним путали, опять же братья. На 11й минуте сдох один из костров. Он тупо угас и не хотел разгораться от кидаемых туда тряпок.

Короче, так и не разожгли. Забили, и решили снимать разные костры. Дубли, правда, получились не очень удачные. Потом уменьшился и второй костер, теперь они оба были одинаково небольшими. И так сгодится, времени собирать по новой нет. Факелы меняли всего раза два, обычно для продолжения горения хватало полить солярой. Вообще, сначала хотели четыре факела перед собой поставить, потом оставили два, по краям, чтоб Паша и Петя случайно не сгорели)).

Бедная моя новая гитара, я ее даже на репы еще тогда не брал, а тут такое! Сырость (роса все-таки), холод… Боевое крещение, что называется. Угробив около часа и кучу нервов на съемки всей группы, перешли к сценам отдельно играющих гитаристов. Возникла хорошая идея - поставить по очереди каждого внутрь многоугольника с факелами. Причем Леху окружили пятью, а меня – четырьмя, там был какой-то затык с пятым факелом, вбить в землю не смогли. Ну и ладно, я не гордый)). К этому моменту мы с Лехой замерзли настолько, что прохудился нос, и не слушались пальцы, что не могло не мешать.

Интересно было потом, когда снимали так называемый «вызов туч». Паша должен был изобразить колдовские пассы с посохом, но не знал, чего именно от него хотят.

-Начали! Паш, давай, маши посохом!
-Как?
-Ну не знаю, води им в разные стороны! Лицо серьезнее сделай! Ды не такое, блин, изобрази напряг! Не смейся! - Пашины движения были больше похожи на замешевание аццкого котла с тестом.
-Никогда не видел, как в кино колдуны бурю вызывают, чтоли? Ну сыграй какого-нибудь Гендальфа! На колени опустись, типа устал!..
Кирилл, как истинный режиссер, уже сам пошел показывать как надо, сам пару раз сыграл, жаль этого никто не снял. Мучились с этой сценой еще минут двадцать.

Дальше осталось дело за малым. Светящийся посох и разлетающиеся в разные стороны мы. Сцена суперкороткая, поэтому сняли относительно быстро.

Около четырех часов утра все облегченно выдохнули. Снимать больше было нечего, стали сворачиваться. Я успел отогреть руки об прожектор, эдакое «исцеление Светом». Братья, узнав что все снято, рванули по домам, оставив нас в количестве шести человек. Свернув барабаны и собрав вещи, оставили Катю и Андрея в качестве охраны, свет и дизель тоже не стали выключать. Ребята развели костер для сугреву, и когда мы вернулись, эти двое напоминали пару сталкеров на отдыхе. Дизель при этом, оказался заглушен. Думал, горючка кончилась, оказалось – выключили. Тоже верно.

И вот теперь, в довершение всех испытаний, нам светило закатить долбаный генератор обратно на холм. Оставшиеся вещи уже подняли туда, посадили Катю сторожить и пошли запрягаться. Надо было видеть и фоткать (вот где эти братья с их зеркалками, когда они нужны?), как пятеро уставших в ноль, ржущих придурков (это исключительно со стороны) ворочают-кантуют по узкой разбитой тропе сто кило металла, пахнущего солярой. Под конец подъема, опять же по закону товарища Мерфи, поняли, что спускались мы не здесь, а по другой тропе, потому что она положе, но было уже поздно. Уже у самого верха пришлось дизель приподнимать и на руках нести пару раз.

Дальше проще. Намного проще. Даже несмотря на неровную грунтовую дорогу, дизель тащить было «веселее». Хотя, на веселье сил уже не осталось. В гараж вернулись в 5.30 утра понедельника. Кирюха завалился набок и отвечал на вопросы голосом изможденного, скорость его речи уменьшилась до общенормальной. Из его ответов выходило, что забыли, точнее не успели, снять гитаристов в обстановке гаражей. И еще хорошо было бы переснять начальную сцену прохода Лехи по городу, с другими актерами. Остальные моменты до монтажа обсуждению не подлежат.

Еще оставалась тема доставки дизеля хозяину. Ну, думаю, ничего, на крайняк – на такси довезу, не так уж и дорого. Домой попали только в 7.30. 22 часа на ногах в проклятом режиме практически без питания. Это заслуживает отдыха…

11 мая. Понедельник. 6 вечера.

На следующий день, немного оклемавшись, мы выдвинулись на съемки не удавшихся сцен. Сцену Лехиного прохода пересняли днем, в ней Серегу Суханова заменили другим парнем, а именно – Артемом Молодцовым. Объективно, он больше подходил для роли.

Вечером по-быстрому отсняли гитары крупным планом. Но оставалось еще одно - сцены вызова туч. При первичных съемках получилось не совсем то, что нужно, и необходимо было переснять. Паша пересняться не смог (погода была сырой и дождливой, сниматься нужно было чуть ли не босиком, а больным почкам это противопоказано), пришлось вызывать Петра. Близнец, все-таки. Сняли. Получилось почти как задумывали и весьма натурально.

Вот такая история. Нашли себе занятие на праздники)). Впереди была долгая работа по монтажу и редактированию отснятого видео. Кирилл торопился как мог, успел нарезать предрелизную версию клипа, но из-за слабости его компа и недостатка времени (26 мая парень отправился служить) появились некоторые мелкие огрехи, которые потом пришлось устранять нам самим…

Впрочем, «устранять мелкие огрехи» пришлось вплоть до марта следующего 2010 года)). Профессионалы за такое время успевают целые фильмы делать! Почему так долго? Да потому что пришлось чуть ли не переделать большую часть клипа. Ибо Кирилл очень торопился, и хотя преследовал благие цели, но клип у него получился весьма мелькающий и странноватый, но в общем неплохой. Мы решили оставить идею, но монтаж переделать. И занимался этим, в основном, я, Серега Суханов, советуясь, конечно, с остальными. Причем, перемонтировать видеоряд было только половиной работы. Второй ее половиной, как нетрудно догадаться, была запись и сведение «Вечного странника» приемлемого качества.

На этом мой рассказ окончен. Смотрите клип – в нем заключены некоторые труды всех нас)) И не говорите потом, что не видели!

Автор: Сергей Суханов